Житие преподобноисповедника Георгия Даниловского

Преподобноисповедник Георгий (Лавров) родился 28 февраля 1868 года в деревне Касимовка Ламской волости Елецкого уезда Орловской губернии (совр. Елецкий район Липецкой области) в крестьянской семье Димитрия Абрамовича и Феклы Архиповны. В крещении был наречен Герасимом. Семья была небольшого достатка, денег на обучение не хватало, и Герасим закончил только три класса сельской школы. Родители воспитывали своих детей в благочестии. Всем семейством они ездили на богомолье в московские монастыри и храмы, в Троице-Сергиеву Лавру, в другие святые места. Во время одной из поездок в Лавру Герасим молился у мощей преподобного Сергия о даровании ему счастья. В ответ на свою молитву он услышал в душе слова: «Иди в Оптину». Это святое повеление совпадало с заветным желанием матери Герасима видеть в ангельском чине одного из своих сыновей. В юности Фекла Архиповна сама хотела уйти в монастырь, но родители выдали ее замуж, и она молилась о том, чтобы дети исполнили то, что не удалось ей самой.

Напутствие, полученное у раки преподобного, мальчик хранил в сердце и однажды упросил родителей поехать в Оптину пустынь. По обычаю, прибывшие богомольцы направились к преподобному старцу Амвросию за благословением. Когда мать с сыном подошли к старцу, то он обнял отрока за голову, благословил и особо отметил его как будущего инока.

Оптина произвела глубокое впечатление на Герасима. Он вернулся в свою деревню, радостно вспоминая обитель. Постепенно у него созревало желание поступить туда для иноческого жительства, и спустя десять лет Герасим навсегда покинул родительский дом. Это было в 1890 году, уже после смерти отца. Фекла Архиповна горячо переживала разлуку с сыном, но с любовью собрала его в дорогу и благословила иконой Пресвятой Богородицы. В Оптиной пустыни Герасим был принят на добровольное послушание. Поначалу он трудился по хозяйственной части, а затем при казначее, был помощником ризничего. 10 октября 1898 года Герасим Лавров был определен в число братии монастыря. 23 июня 1899 года послушник Герасим был пострижен в монашество с наречением имени Георгий (в честь святого великомученика Георгия). 24 октября 1902 года он был рукоположен в сан иеродиакона.

24 года прожил отец Георгий в благословенной обители. Наблюдая, как духоносные Оптинские старцы духовно окормляли и утешали приходящих людей, он сердцем постиг ту истину, что страдающему человеку более всего необходимы любовь, милость, доброта. 2 января 1914 года иеродиакон Георгий был переведен в Мещовский Георгиевский монастырь и Указом Святейшего Синода от 31 октября 1915 года назначен на должность настоятеля с рукоположением в сан иеромонаха. Отцу Георгию довелось управлять Мещовской обителью в трудные годы мировой войны и революции. Но умение рачительно хозяйствовать, приобретенное в крестьянской юности, практический опыт, усвоенный на послушаниях в Оптиной пустыни, доброта и мудрость в отношениях с людьми позволили отцу Георгию, несмотря на трудности, успешно руководить вверенным ему монастырем. За свои настоятельские труды 2 ноября 1917 года он был награжден наперсным крестом. В сорока верстах от Мещовска располагалась деревня Мамоново. Из этой деревни в монастырь приходил блаженный Никифорушка (Никифор Терентьевич Маланичев). Отец Георгий заметил в нем не простого человека, а истинного раба Божия, и называл его «един от древних». У них сложились духовно близкие отношения.

Иеромонаху Георгию часто приходилось ездить в Калугу по монастырским делам. Однажды с ним произошел случай, вскоре забытый им. На одной из калужских улиц к нему подошла женщина и попросила напутствовать ее умирающего мужа, купца, Святыми Тайнами. Отец Георгий причастил больного, и тот рассказал ему свое горе: он умирает, а семье грозит полное разорение, так как дом пришлось заложить и уже через два дня должны состояться торги. С помощью Божией и своих духовных чад отцу Георгию удалось предотвратить несчастье.

9 декабря 1918 года в Мещовский монастырь ворвались большевики, обыскали все помещения, произвели разгром обители, не остановились и перед осквернением святынь. Иеромонах Георгий был арестован. Эти события предсказывал блаженный Никифорушка. 30 мая 1919 года в Мещовске состоялся суд. С помощью лжесвидетелей настоятеля обвинили в хранении оружия, в принадлежности к «тайному заговору», и 4 июня 1919 года он был приговорен к расстрелу. В зале суда находился блаженный из тех мест, Андрей. Он курил и, время от времени, выпускал дым в окно. Отец Георгий это заметил, и у него появилась надежда, что, подобно дыму, рассеется страшный приговор, и он останется жив.

Отца Георгия поместили в камеру смертников. Вначале здесь находилось тридцать семь узников, почти каждую ночь забирали на расстрел пять-шесть человек, пока не осталось семеро приговоренных. Отец Георгий ждал своей очереди и готовился. Однажды к отцу Георгию подошел тюремный сторож и незаметно предупредил: «Батюшка, готовьтесь, сегодня я получил на всех вас список. Ночью уведут». «Нужно ли говорить, что поднялось в душе каждого из нас? — вспоминал позже старец. — Хотя мы знали,что осуждены на смерть, но она все стояла за порогом, а теперь собиралась его переступить... Не имея сил оставаться в камере, я надел епитрахиль и вышел в глухой, без окон, коридор помолиться. Я молился и плакал так, как никогда в жизни, слезы были до того обильны, что я насквозь промочил шелковую вышивку на епитрахили, она слиняла и растеклась разноцветными потоками. Вдруг я увидел возле себя незнакомого человека. Он участливо смотрел на меня, а потом сказал: «Не плачьте, батюшка, вас не расстреляют». «Кто вы?» — удивился я. «Вы, батюшка, меня забыли, а у нас здесь добрые дела не забываются. Я тот самый купец, которого вы в Калуге перед смертью напутствовали». И только этот купец из моих глаз исчез, как вижу, что в каменной стене коридора брешь образовалась. Я через нее увидел опушку леса, а над ней, в воздухе, свою покойную мать. Она кивнула мне и сказала: «Да, сынок, вас не расстреляют, а через десять лет мы с тобой увидимся». Я поспешил в камеру и сказал: «Дорогие мои, благодарите Бога, нас не расстреляют, верьте слову священника». Мне поверили, и кто целовал мои руки, кто плечи, а кто и сапоги. Мы знали, что будем жить». Вскоре пришел надзиратель и приказал всем собираться с вещами для отправки в Калугу, так как пришло запрещение о проведении расстрела на месте из-за нежелательного влияния его на местное население. Всех посадили в вагон, и в Тихоновой пустыни вагон должны были перецепить к поезду, шедшему из Москвы в Калугу. По воле Божией поезд из Москвы пришел вовремя, а поезд, шедший с вагоном заключенных, опоздал. Конвой, не имея распоряжений, прицепил вагон к поезду, шедшему в Москву, и там заключенных препроводили в Таганскую тюрьму. Пока шло выяснение обстоятельств, была объявлена амнистия, и все остались живы. Шестеро же соузников стали духовными чадами иеромонаха Георгия.

По амнистии 5 ноября 1919 года расстрел был заменен пятью годами заключения, которое иеромонах Георгий отбывал в Бутырской и Таганской тюрьмах. Камеры Таганской тюрьмы были переполнены — более всего уголовниками, но много было и политических заключенных, в том числе духовенства. Одновременно с отцом Георгием здесь находились митрополит Казанский Кирилл (Смирнов) – будущий новомученик, и настоятель Московского Данилова монастыря епископ Феодор (Поздеевский). Оба архиерея заметили иеромонаха Георгия среди прочих узников, и это имело большое значение для его дальнейшей жизни: митрополит Кирилл благословил отца Георгия на старчество, архиепископ Феодор в 1922 году принял его в Данилов монастырь, взяв из тюрьмы «на поруки». Тюремный врач- терапевт научил отца Георгия простейшим медицинским навыкам: перевязкам, промываниям, компрессам, и старец был поставлен на должность тюремного санитара, благодаря чему мог встречаться со многими людьми, имел доступ даже в камеры смертников. Некоторые из таганских узников стали его духовными детьми. Были случаи, когда сами тюремщики приводили смертника в перевязочную комнату к батюшке. На собственном опыте переживший близость смерти, он умел говорить с таким человеком о Божией правде и о Божием милосердии. Умел «устроить подкуп любви», как сказал один из возрожденных отцом Георгием к жизни, уже готовый совершить самоубийство, но после разговора со старцем отложивший это намерение (а через два дня освобожденный). В 1922 году по ходатайству епископа Феодора (Поздеевского) иеромонах Георгий был освобожден и стал насельником Московского Данилова монастыря.

Владыка Феодор с любовью принял отца Георгия в монастырь, хотя батюшка не принадлежал к числу ученой братии, которая собиралась вокруг настоятеля. Имея очищенное от страстей сердце и духовный разум, отец Георгий ясно и трезво воспринимал современную жизнь, проникал в душу каждого человека, и это давало ему возможность безошибочно руководить своей многочисленной паствой. Праведность жизни, глубокое смирение и необыкновенный дар любви притягивали к себе тех, кто искал духовной опоры. На исповедь к архимандриту Георгию обычно выстраивалась большая очередь. Старец благословлял людей учиться, приобретать специальности по своим способностям и возможностям, развивать данные Богом таланты и не обращать внимания на неустройство быта, столь обычное в то время. Некоторые питомцы старца, тогда еще студенты, впоследствии стали видными учеными. Многие духовные дети старца испытали гонения за верность Христу, стали мучениками и исповедниками. Ко всем святой относился по-доброму, и мягкая улыбка, шутливое, веселое слово, которым была пересыпана его речь, ласковые обращения — «золотце», «золотой мой», «деточка» — обнаруживали в нем избыток любви. Архимандрит Георгий имел ясное церковное сознание и умел дать людям правильную ориентацию в современной церковной жизни. Он осуждал все виды расколов и самовольных течений. В вопросе о поминовении властей за церковной службой советовал поддерживать митрополита Сергия (Страгородского), оказавшегося у кормила церковного в столь трудное время. Отец Георгий говорил, что разногласий здесь быть не может. Вопрос об отношении Церкви к гражданской власти определен еще в первые века христианства и пересмотру не подлежит. Для подтверждения этого взгляда он обращался к преданию Церкви, к древним христианским свидетельствам. Старец был уверен, что сила христианской любви более действенна, чем ненависть гонителей, и что любовь всегда побеждает, если она соединена с молитвой и терпением.

Церковные начала жизни он почитал святыми и требовал от своих духовных детей постоянства в вере. Ежедневную молитву, посещение церковных богослужений, знание служб считал обязательными. Чтением слова Божия, и в первую очередь Святого Евангелия, рекомендовал заниматься постоянно; говорил, что чтение святых отцов «согревает душу». Исключительное внимание архимандрит Георгий уделял молодежи. «Путь человека складывается смолоду, и потом трудно его изменить», — говорил он. О самых младших, еще не укрепленных своих «детках» старец особенно тревожился. Многие молодые люди горели желанием уйти в монастырь, но батюшка благословлял на это редко, в большинстве случаев рекомендовал учиться. Он считал, что в наше время в монастырь могут идти лишь проверенные жизнью, уже имеющие большой жизненный опыт. Тяжелобольным разрешал постригаться в любом возрасте. Некоторых из своих духовных чад он благословлял принимать тайный постриг. Человека, которому Господь уготовал монашеский путь, подвижник видел сразу и отрывал от рассеивающей мирской жизни. Часто старец давал своим «деткам» наставления, облеченные в легко запоминающиеся образные формы. Бережно записанные ими, некоторые из его «поговорок» сохранились:

«Берегите дорогое, золотое время, спешите приобрести душевный мир»; «жизнь наша не в том, чтобы играть милыми игрушками, а в том, чтобы как можно больше света и теплоты давать окружающим людям. А свет и теплота — это любовь к Богу и ближним»;

«ласка от Ангела, а грубость от духа злобы»; «после бури— тишина, после скорби — радость»;

«не будь обидчивой, а то станешь как болячка, до которой нельзя дотронуться».

На вопрос, можно ли узнать, где проявляется воля Божия, а где и от человека зависит, он отвечал: «Можно, только нужно внимательно вглядываться в жизнь, а то большей частью мы невнимательны». Еще он говорил: «Нет, деточка, сейчас, смолоду, надо прокладывать

жизнь правильно, а к старости уже не вернешь времени».

Арестовали архимандрита Георгия 19 мая 1928 года. Предъявили ордер на арест, начали обыск. Келейница его начала плакать, а батюшка, совсем спокойный, говорит ей: «Ну вот, Марусечка, давай - ка мы с тобой помолимся вместе». И встали на молитву. Арестовывающие с удивлением на батюшку озираются, а он вдруг поворачивается и говорит, и так спокойно, словно это прихожане его: «А вы скажите-ка мне имена ваши». — «Это еще зачем?»

— «А япомолюсь за вас, вы ведь не по своей воле сейчас эту тяжелую работу выполняете».

Один усмехнулся и говорит: «Помолись, помолись».

Увезли архимандрита Георгия в Бутырскую тюрьму. Старца обвинили в том, что он «среди многих, находившихся под его влиянием верующих, вел работу в направлении использования религиозных предрассудков в антисоветских целях». 15 июня 1928 года особое совещание при коллегии ОГПУ постановило выслать архимандрита Георгия в Казахстан, в Уральск, сроком на три года. Добравшись до Уральска, он получил новое назначение — в поселок Кара-Тюбе, находящийся примерно в 100 километрах от районного центра Джамбейт.

Изгнанническую долю архимандрита Георгия разделила с ним его преданная духовная дочь Татьяна Борисовна Мельникова, сопровождавшая батюшку в ссылку и бывшая с ним до последнего его часа.

Жили в основном тем, что присылали духовные дети из Москвы и тем, что давала корова, которую завели вскоре после поселения, благо, что это не стоило слишком многих средств. Трудности с едой возникали во время Великого поста, когда все молочное исчезало со стола, а взамен ничего не появлялось: весной бывала распутица, надолго задерживавшая сообщение, и посылки застревали в дороге. Порой не было ни хлеба, ни муки.

В доме гонимого исповедника Христова не прекращалась молитва. Ритм жизни здесь определялся церковным уставом и богослужебным кругом. В главной комнате, где жил отец Георгий, устроили домовый храм, в праздничные дни совершали в нем богослужения.

В ссылке архимандрит Георгий тяжело заболел – рак гортани. Необходимы были клиническое лечение и немедленная операция, а следовательно, возвращение в Россию. Стали ходатайствовать о поездке в Москву. Однако телеграммы из мест ссылки не доходили до места назначения, и изнуренный болезнью старец не только не вернулся в Россию раньше положенного срока, но пробыл в Казахстане еще один лишний год, так как власти затягивали его освобождение, и разрешение на выезд вовремя получено не было. Тяжелым был этот последний год пребывания исповедника Христова в Кара-Тюбе. К зиме надо было готовиться с осени, но отец Георгий, в ожидании освобождения, раздал все, что не нужно было в России. Окончились все запасы — топливо, сено. Эти новые лишения окончательно подорвали его здоровье.

Весной 1932 года пришли, наконец, документы, и архимандрит Георгий был освобожден без права проживания в Москве и двенадцати других городах, с прикреплением к определенному месту жительства в течение трех лет. Из возможных городов для жительства старец выбрал Нижний Новгород. За очень недолгое время жизни в Нижнем Новгороде старец переменил три пристанища. Оставались последние дни исповеднической жизни старца. Из Москвы приехали близкие духовные дети. Встреча с ними оживила отца Георгия, и, насколько хватало сил, он поговорил с каждым в отдельности.

4 июля 1932 года, после принятия Святых Таин, старец мирно отошел ко Господу. Отпевание совершал духовный сын отца Георгия архимандрит Сергий (Воскресенский) с сонмом духовенства. Погребли батюшку на Бугровском кладбище. Духовные чада собирали сведения о жизни своего духовного отца, которые послужили основой для составления его жития. Прославление преподобноисповедника Георгия в лике святых состоялось на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 2000 года.

11 октября того же года были обретены мощи преподобноисповедника, которые покоятся ныне в Покровском храме Свято-Данилова монастыря.

Память его совершается 21 июня (4 июля), в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской, 10 (23) сентября в Соборе Липецких святых.

 

Источники

1. У Бога все живы. Воспоминания о Даниловском старце архимандрите Георгии (Лаврове). М., «Даниловский благовестник»,1996.

2. Житие преподобноисповедника Георгия Даниловского чудотворца. М., «Даниловский благовестник», 2000.

3. А. Н. Доценко. Святые лики над Ельцом. Елец, 2006.

4. Монахиня Георгия (Л. В. Каледа). М., Изд-во Зачатьевского монастыря, 2012.

5. Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь в ХХ веке