мПроповедь Преосвященнейшего епископа Усманского Евфимия в день памяти преподобного Антония Великого

Дорогие братия и сестры, сегодня мы совершаем память основателя монашества – преподобного Антония Великого. Преподобный Антоний оставил нам много советов касательно устроения иноческой жизни, которые он прошел на собственном опыте. Его наставления могут быть полезны не только монашествующим, но и мирянам. Ведь конечная цель жизни и тех, и других – спасение души. Монахи удаляются от мира не по причине презрения людей, но из любви к Богу, стремлению к сугубому покаянию и молитве.

Пролог предлагает нам следующую назидательную притчу. Было три друга. Каждый из них желал угодить Господу в каком-нибудь христианском подвиге. Один решил: «Я посвящу свою жизнь примирению враждующих». Второй сказал: «Я посвящу свою жизнь уходу за больными». А третий подумал: «Я удалюсь в пустыню и положу все силы, чтобы исцелить свою душу от греха с помощью Божией благодати».

Спустя некоторое время они снова встретились. Тот, который хотел стать миротворцем был весь в недовольстве и раздражении: «Да, сколько им ни говори, как не убеждай, все бесполезно! Каждый стоит на своем», – делился он со своими товарищами. В ропоте и усталости от предпринятого подвига пребывал и тот, который ухаживал за больными: «Хочешь, как лучше, а получается, как обычно. Никакой благодарности!» – возмущался он. Лишь третий, который удалился от мира, был в спокойном, умиротворенном состоянии духа.

«Как удалось тебе сохранить мир души, неужели ты не встречал те же скорби и трудности, что и мы?» – изумлялись друзья. На что он отвечал: «Если мутную воду постоянно взбалтывать, то она так и останется мутной. А в спокойном состоянии ил опускается в осадок и вверху остается чистая вода».

Конечно, это не означает, что мы должны удаляться от внешних христианских добродетелей, не примирять враждующих, не помогать страждущим, ибо Сам Господь говорит в Священном Писании: «Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут. … Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими» (Мф 7:7,9). И преподобный Антоний Великий пишет, что проснувшись, узнай, кто из братий или сестер болеет и кому нужна помощь. Но помочь другим сможет лишь тот, кто справился со своими слабостями и страстями, как говорили в древности: «Врачу, исцелися сам!» (см. Лука 4:23).

Только то уединение угодно Господу, которое совершается по любви к Нему и ближнему, когда человек, удаляясь от суеты мира, старается обрести Бога в своем сердце, очистив его слезами покаяния и горячей молитвой. Именно в этом заключается смысл монашеского пострига – многими трудами стяжать Царствие Божие (ср.: Деян 14:22).

И здесь нам также назидателен пример преподобного Антония Великого, претерпевшего в первые годы монашеской жизни великие борения и искушения от диавола. Подобно Антонию Великому этим путем проходили многие подвижники – и в первые века христианства, и сегодня.

Если мы обратимся к воспоминаниям пустынножителей кавказских, то увидим, что эта брань не утихает никогда. Так, отец Меркурий (Попов), спасаясь от преследований советской власти в горах Кавказа, построил в труднодоступном месте маленький домик. Он рассказывал, что однажды во время молитвы почувствовал, как домик весь затрясся, будто съезжает в пропасть. Он вышел, посмотрел. Все на месте. Вошел обратно, начал молиться. Домик опять затрясло. Вышел посмотреть снова. Ничего нет, все спокойно. Тогда он понял, что таким образом диавол пытается выдворить его с уединенного места молитвы.

Многие спрашивают, почему Бог не уничтожит диавола, не воспретит ему творить зло? Господь попускает подвижникам различные испытания, в том числе и страхования от нечистой силы, чтобы через эти трудности духовно укрепить человека. Антонию Великому Богом была попущена такая брань, что он изнемогая в ней, готов был уже пасть в уныние, как вдруг ему явился Господь. «Где ты был, благий Иисусе? Почему вначале не пришел прекратить мои страдания?» — воззвал Антоний. «Я был здесь, — ответил ему Спаситель, — и ждал, пока не увижу твоего подвига».

Так через обстоятельства и трудности жизни Господь испытывает и нас – нашу веру и доверие Ему.

По учению святых Отцов: святителей Игнатия Брянчанинова, Феофана Затворника, преподобного Иоанна Кассиана Римлянина и других, каждый монашествующий проходит определенные этапы, ступени духовной жизни. Сначала мы, приходя в обитель, испытываем внутренний подъем, вдохновение, все кажется хорошим, иноческая жизнь представляется прекрасной. Но потихоньку это состояние проходит, и начинаются, образно говоря, «трудовые будни» монашества – труда над собой, над своим «ветхим человеком».

Мы начинаем присматриваться к себе, к другим, у нас появляется осуждение, недовольство ближним, какой-то ситуацией, условиями монастырской жизни. Если мы правильно поймем всю пагубность такого духовного устроения, то благополучно минуем этот этап, а если укоренимся в ропоте и недовольстве, то можем потерять всю награду за труды, которые приложили сначала. Можем поверить наущению врага и оставить не только обитель, но и сам христианский подвиг, который мы добровольно возложили на себя, принеся обеты Господу.

Поэтому хочу пожелать, чтобы молитвами преподобного Антония, мы всегда были на страже своего сердца, своего ума, не поддаваясь ни внешнему, ни внутреннему возмущению.

Паисий Святогорец сказал замечательную фразу: «Господь стучится в наше сердце, а диавол стучится в голову». Стучится различными приложениями, помыслами, ропотом. И бороться с врагом спасения можно только терпением, смирением и молитвой (ср.: Мф 17:21).

Митрополит Вениамин Федченков приводит один показательный пример из своей жизни. Однажды он поехал к схиигумену Герману (Гомзину), устроителю Зосимовой пустыни. Став на клирос петь вместе с братским хором, он попытался перестроить их на распев Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, более великолепный, по его мнению. Но ему сделали строгое замечание: «Лавра – это Лавра, а Зосимова пустынь – это Зосимова пустынь. Мы здесь живем иначе, чем в Лавре, более уединенно, и потому распевы наши более аскетичны». Это весьма задело ученого иеромонаха.

Митрополит Вениамин вспоминал впоследствии: «Меня обуревали помыслы недовольства. Не хотелось подходить к настоятелю под благословение». Он пытался перебороть в себе эту брань физическим трудом на послушаниях, но она только усиливалась. Вконец изможденный и усталый от внутреннего возмущения помыслами, он пришел к отцу Герману и попросил прощения. И сразу мысленная брань улеглась, в душе наступило умиротворение.

Нам также часто приходится смиряться, просить прощения, но мы пытаемся все равно настоять на своей «правоте», обвинить других, что нас обидели, не так поняли. Не этому учит нас Христос, но тому, чтобы быть кроткими сердцем (см. Мф 11:29). Нужно учиться смиряться, если мы хотим быть учениками Спасителя. Возьмем образ нашей жизни из природы. Когда идет снег и ложится на крупные ветки, то они под его тяжестью могут сломаться и засохнуть. В тоже время сколько бы не выпадало снега, это нисколько не вредит тонким, гибким ветвям, которые наклоняются, таким образом, стряхивают с себя снег и продолжают расти.

Так и человек, смиряясь перед ближним, оказывая ему почтение, несет его тяготы и таким образом исполняет закон Христов (ср.: Гал 6:2), становится участником любви Божией. А начинать надо с малого – где-то промолчать, где-то поддержать человека. И видя наше желание смириться, Господь просветит того человека, откроет, где он был неправ.

Будем же, дорогие, стараться подражать в христианских добродетелях святым подвижникам, чья жизнь оставлена нам как пример духовной борьбы и победы над собой. Еще раз поздравляю вас с праздником преподобного Антония Великого. Его же молитвами Господь да укрепит нас в несении христианского подвига, чтобы и нам стяжать Царствие Небесное. Аминь.