«… у России есть уникальная возможность
показать всему миру спасительный путь»

Роман Геннадия Рязанцева-Седогина «Становящийся смысл» опубликован в 2014 году. Этот роман – вызов времени.

28 мая 2015 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл возглавивший торжественную церемонию избрания и награждения лауреатов Патриаршей литературной премией имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, по окончании представления номинантов обратился к собравшимся со словом: «Нужно создавать образ современного человека, со всеми его проблемами, со страданиями, страстями, с грехом и покаянием, но чтобы про такого человека можно сказать: да, он прожил в моем воображении, в моем сознании трудами писателя потрясающую жизнь, и в заключение я могу заявить: это святой человек и я хотел бы повторить его жизнь». Именно такой образ создал в своём произведении «Становящийся смысл» известный липецкий поэт и писатель Геннадий Рязанцев-Седогин.

В названии романа «Становящийся смысл» – причастие несовершенного вида. Разве смысл не есть стабильное данное? Получается, что смысл в развитии, в возрастании, в возвышении!

Становится, возвышается Храм Божий. Возвышается, обожествляется Душа прихожан, горожан, героев и читателей романа. Совместное душевное движение ввысь. Дух творит себе формы.

Смысл человеческой жизни в обожении. И оно происходит постепенно. «Становящийся смысл» - это не только возрастание по вертикали, но и разрастание по горизонтали – расширение религиозного сознания. Круги на воде. Этот образ автор использует дважды: в начале и финале произведения. Круг замкнулся. И сюжет строится, как расходятся круги по воде. Марина Цветаева об Александре Блоке: «Камень, кинутый в тихий пруд, всхлипнет так, как тебя зовут…». Камень, от которого расходятся круги во все социальные слои современного общества и захватывают их, - это образ священника в романе, указывающий своим словом, деланием, и мыслями всем нам спасительный путь. Современный образец святости в женском варианте представляют: схиигуменья Дорофея, игуменья Любовь, монахиня Тавифа, инокиня Неонила; священнослужители: архимандрит Кирилл, отец Серапион, отец Владислав, а дальше вся полнота жизни, кто на каком круге, «у Бога нет лицеприятия»: пенсионер, наркоман, студенты, маньяк, строители, директор и хозяин книжного магазина, убийца, модный публицист, строители, дети, полицейские, самоубийца, эмигранты, врачи, медсёстры – и каждый со своей судьбой, своей исповедью.

Исповедальный центр романа – монолог священника, который создаёт вокруг себя исповедальную атмосферу, позволяющую всем остальным героям также проявить себя в исповеди. Это становится возможным только потому, что его исповедь не есть исповедь самоутверждения, как, например, у героев Достоевского. Евгений Седогин предстаёт перед нами в снисхождении и сострадании, кротости и смирении.

Это покаянный роман, роман-исповедь, роман в романе. Духовная автобиография. Есть такой жанр? Если нет, то Геннадий Рязанцев-Седогин создал его, и он уже занял своё место в истории русской литературы. Герой являет собой духовный пример. Большое мужество требуется от русского священника XXI века, чтобы выйти на публичную исповедь. 9 октября 1859 года Фёдор Михайлович писал брату: «…я тебе говорил про одну исповедь-роман, который я хотел писать после всех, говоря, что еще самому надо пережить. На днях я совершенно решил писать его немедля... Все сердце мое с кровью положится в этот роман…»

Человек, как правило, «всегда обольщён собой, потому что думает только о себе, о своём состоянии, о своём самочувствии, о своих делах и свершениях». По словам Ф.М. Достоевского, здесь на земле сатана борется с Богом, и поле битвы – сердце человека. Духовная брань происходит и в диалогах Евгения Седогина с alter ego. Всегда побеждает благочестие. Священник как «каждый отдельный человек со своей жизнью и судьбой, страшился, испытывал боль, любил, радовался, плакал, отчаивался».

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл сказал: «Идеалом нашего народа была святость. Это была общенациональная идея. И потому те, кто достигал святости, кто реализовывал этот общенациональный идеал, становились героями, героями духа, подвижниками, светильниками, теми, на кого равнялись люди». В качестве примера он привел Сергия Радонежского.

Главный герой Евгений Седогин беспощаден к себе, сдирает кожу и плоть, глубоко проникая в сокровенные тайны души. Рефлексивное сознание, философская аналитичность свойственны этому высокообразованному человеку. Он выступает в трёх ипостасях: отец-сын-священник. Нежнейшей отцовской любовью светятся страницы романа. Проявляет столько жертвенной любви, актуализируя тем самым институт отцовства. Всё повествование напитано знаниями: философии, истории, культуры, психологии, литературы, политики. Воспитывает сына своим примером. Сын вынужден был признать победу отца в словесной дуэли. Без намёка на самоутверждение, искусно, проведённая спонтанно в присутствии девушки так, что юноша смирился «перед блистательными мыслями просвещённого ума», встал на путь духовного оздоровления, с большей энергией устремившись к самообразованию, самосовершенствованию. Священник так тонко и точно анализирует взаимоотношения детей и родителей, что его практические советы и наставления всегда помогают решить их проблемы. Помогут и нам, читателям. Что делать, когда дети нас не слышат, не слушают и не хотят слушать. Может, стоит попробовать писать письма? Архимандрит Иоанн Крестьянкин писал дорогие для нас назидательные письма «Неведомому чаду». Душеполезное чтение. Евгений Седогин пишет воспитательные, образовательные, переполненные отцовской любовью письма с обращением «Дорогой мой мальчик!». Когда читаешь эти письма, льются и льются слёзы раскаяния женщины, матери, десятилетиями удерживающиеся невероятными усилиями каждой клеткой тела. Эта книга – соутешительница. Душеполезное чтение в контексте времени. Эти письма воспитывают и образовывают и родителей и их чад. Если у нас проблема с ребёнком, значит, причину надо искать в себе. Мощная личность плюс жертвенная любовь, милующее сердце плюс мудрое руководство - способны направить ребёнка на истинный путь.

Мечта главного героя, священника: «2001 год, новый век. Сейчас начинаются роды, фамилии, и жизнь не будет случайной, и любовь не будет случайной, рождение детей не будет делом случайным». Оказывается, мы даже не осознавали это состояние общества как трагедию! Почему любовь умирает так быстро, почему дети брошены, почему нет взаимопонимания ни у кого ни с кем? Почему всё, что ещё вчера было дорого, сегодня истончается, истощается, умаляется и уже не дорого?

Проблему отцов и детей священник решает по Евангелию. Поучение Апостола Павла он принимает как мудрейшее руководство к действию: «Отцы, не раздражайте детей ваших, дабы они не унывали». Сейчас далеко не каждый родитель может похвастаться любовью к ребёнку. Для многих дети – главный раздражитель и большое утомление. С каким почтением написаны страницы о любящих родителях, спасающих своих детей, и какой непереносимой болью наполнены о детях, страдающих за грехи, нанесённые им родителями. Сейчас век отчуждения. Взрослые дети уходят от родителей, не желая войти в их страдание. Глубокое почитание Евгением Седогиным своей матери, трепетная, благоговейная сыновняя любовь, невыносимая скорбь по её уходе в мир иной вызывают у потрясённого читателя слёзы, спазм, рыдания… И, обращая нас к нашим родителям, - горькое раскаяние. Раскаяние - это преображение. Роман предуготовляет каждого из нас к исповеди. Но актуально ли это? Ведь воцерковлённый человек готовится к святейшему таинству Евхаристии всем устроением своей жизни. А невоцерковлённый?

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в том же выступлении поставил задачу: «… чтобы святость была отражена в современной художественной литературе на примерах героев... Дай Бог, чтобы появлялись такие произведения, чтобы появлялись такие герои, которые своей святостью будут впечатлять современного читателя, чтобы святость стала не чем-то канонически изображенным на фресках и не всегда понятным современному человеку, но чтобы святость стала желанной, чтобы она становилась целью, чтобы к достижению святости устремлялись люди. А для этого нужно научиться изображать святость в художественной литературе».

В романе «Становящийся смысл» священник Евгений Седогин - духовный отец. А мы, читатели, - его духовные чада. Под кров Храма Души своей он принимает всех страждущих духом и плотью. Книга примиряет каждого прихожанина с самим собой и смиряет каждого перед Богом. Если мы со Христом и во Христе, значит, наш сломленный код восстанавливается. Мы видим, что путь к святости открыт для каждого «маленького человека»: для всех ищущих и сомневающихся, для верующих и неверующих, для отчаявшихся и запутавшихся, для уходящих и не понимающих - для всех в романе есть вдохновляющий пример и образец для подражания.

Эта книга – проводник в бушующем море страстей. Она во всей полноте отвечает запросам времени. Кто сейчас герой нашего времени? Житейское море волнуется, заливая берега XXI века. СМИ упорно насаждает в сознание молодёжи вирус распада, пытаясь за счёт западно-американских технологий выдать нам искусственно выведенного антигероя - шоумена, захламившего собою всё медиа-пространство. Читая роман, мы со слезами восторга убеждаемся, что настоящий герой настоящего времени – священник. Сам живёт по Евангелию. Актуализирует духовное делание. И вслед за Святыми Отцами учит нас правильному пониманию Евангелия в контексте современной жизни.

Это – вызов времени. Русская Православная цивилизация проявляет свою мощь, распространяясь по всем направлениям. В первый 50-летний юбилей крещения Руси Илларион, будущий митрополит Киевский, сформулировал русскую идею: предназначение русских – сохранение Православия до Страшного суда. Пример служения священника Седогина возвышает и персонажей, и читателей. Укрепляет нашу веру.

Продолжая размышления великих классиков XIX века: А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя, Ф.М. Достоевского о «маленьком человеке», писатель в XXI веке ставит задачу: «Описать время, не забыть маленького человека», постепенно разворачивая эту тему в панораму: «маленькие люди». «Для меня подлинная история – это история жизни маленьких людей», - пишет Геннадий Рязанцев-Седогин. Он «первобытную энергию маленьких людей», выплеснутую «первобытным хаосом», направляет с Божией помощью на возведение Храма.

Каждый из них со своей историей, каждый со своей страстью. «Стихия мира» поглощает «маленьких людей». Звучат разноголосые исповеди – полифоническое произведение. «Человек есть тайна. Я занимаюсь этой тайной, ибо хочу быть человеком» (Ф.М. Достоевский). Священник проводит глубокий анализ. Наставление, молитва, проповедь… И обращение к себе и ко всем: «Как надо быть осторожным с русским народом!»

«Маленькие люди» приходят к священнику в Храм из хаотичного мира и, соприкасаясь с духом святости, благоговейной тишиной, растворяясь в атмосфере небесного благолепия, вливаются в общий христианский поток. И совершают подобие пасхального крестного хода – ночное шествие с зажжёнными свечами… Кто-то осознанно очищает душу, но большинство спонтанно, увлекаемые внутренним чувством необходимости идти. Каждый по мере сил приближается к Богу.

Общий элегический тон повествования беспрерывно прерывается трагическими нотами, но вместе со скорбями Господь посылает нам и утешение: обожение каждого грешного обязательно наступает.

Течёт поток сознания «маленьких людей». Течёт поток времени «маленьких людей» - и становится историей Русской Православной Цивилизации. Духовный рост маленьких людей очевиден. Они идут в Храм от сердца, значит, жаждут святости. В процессе строительства Храма большое количество людей встали на Евангельский путь, на путь святости. Их количество увеличится многократно по прочтении этой книги-проповеди. Она определяет «становящийся смысл» - смысл жизни человека на земле – богоуподобление.

Роман Геннадия Рязанцева-Седогина «Становящийся смысл» с честью выполнил задачу, поставленную перед всеми нами Предстоятелем Русской Православной Церкви: «…сохранить нашу духовную культуру, в центре которой находится этот евангельский идеал, и передать ее молодому поколению».

Какие огромные культурные ресурсы, какие порталы разнообразных знаний привлечены главным героем для воспитания сына! И какая неоценимая помощь для читателей – родителей и детей. Золото Евангельской мудрости рассыпано по всему полю произведения. Подводное течение книги: молись, люби, прощай – возводи с Божией помощью Храм Души своей.

Пусть эта книга, подобно Житиям святых, которые были в веках излюбленным чтением на Руси, приближает наше внутреннее устроение к Богу. Евангельские девы – Марфа и Мария представляют два вида святости. К немеркнущему идеалу можно идти двумя путями: служить ближним как Марфа, и познавать Слово Божие как Мария.

Возведение Храма осуществилось. В полукружии лесного ландшафта золотыми куполами сияет величественное творение зодчества, олицетворяя собой божественное устроение человека. «Храм звучит в пространстве красотой», а начинался он с брезентовой палатки. С другой стороны к нему подступает город с его хаотичностью. Есть надежда, что эти два полукружия обязательно сомкнутся. Гармоничное пространство божественного присутствия преобразует неустроение мира. По Апостолу Павлу, человек должен стать Храмом, вместилищем Духа Святого. Возведение Храма - возведение Души.

Мы помним, что Иисус Христос сказал Апостолу Фоме: «Я есмь путь и истина и жизнь. Я свет Миру».

Роман «Становящийся смысл» осуществился. «Чем святилась бы земля, если бы Церковь утратила свою святость?»

Список использованной литературы
1. Рязанцев-Седогин Г.Н. Становящийся смысл. Роман. – М.: ИПО «У Никитских ворот», 2014. – 352 с.

Заслуженный учитель РФ Лидия Алексеевна Вишнякова

Самые лучшие адвокаты Липецка ведут уголовные и гражданские дела в судах города.Самые лучшие свадебные фотографы Липецка на свадьбу снимают фото и видео.Цена на водяной теплый пол в Липецке монтаж.Православный Никольский храм в поселка Добринка Липецкой области.Рекомендуем купить газосиликатные блоки Хебель в Липецке по ценам заводов НЛМК.

Лучший Фотограф в Москве недорого на свадьбу Дмитрий Адоньев.

Цены шугаринг и депиляция в Липецке .